«Земли Гоцинского»: правда против вымысла

Нажмутдин Гоцинский

Нажмутдин Гоцинский

 Часто приходится слышать о неких «землях Гоцинского» на равнине. Особое удивление вызывает факт перемещения этих земель по равнине. Словно у них выросли ноги. То они в Бабаюрте, то в Хасавюрте, иногда даже в Махачкале. И вообще, они вовсе не кумыкские. Вся неразбериха началась с подачи ныне покойного журналиста Ахмеднаби Ахмеднабиева, необоснованно заявившего, что гора Тарки-Тау — это земля Гоцинского или что-то в этом роде. Так сколько же было земель у этого «маркиза Карабаса», то есть имама Нажмутдина? Документы дают цифру примерно в 4 000 десятин земли (одна десятина равна 1,09 га). Сегодня в одном только Бабаюртовском районе за горцами числится почти 220 тысяч га земли. Где 4 000, а где 220 000? Это явно не одно и тоже. Налицо перевирание.

Но где же всё-таки находились эти 4 000 га? Источники опять-таки приводят местонахождение – окрестности Атлыбоюна, но не указывают точного местонахождения и границ. В любом случае, непонятно, зачем растягивать эти земли от Дербента до Кизляра? Некоторые отождествляют земли Гоцинского с территорией, занимаемой современным Ленинкентом, но и это не соответствует правде. Нынешний Ленинкент находится на месте бывших пахотных полей Атлыбоюнской общины. На пахоте скот не держали, его держали на пастбищах. Да и не нужна была пашня барановоду Гоцинскому, а для пастбищ использовалась менее удобная гористая земля. И такая земля, на которой пасли скот, была по другую сторону Атлыбоюнского перевала – у дорожной станции Атлыбоюн, на территории современного Буйнакского района. Исторически эти земли относились к Атлыбоюну как самому близлежащему селению, но после переселение атлыбоюнцев в Ленинкент и последующего районирования были переданы в Буйнакский район. Где-то здесь и размещались пастбища Гоцинского. Точные границы этой земли неизвестны и потому опять есть опасность, что какой-нибудь охотник за «наследством» забредёт на чужую территорию. 

Отец Гоцинского подавлял восстание в Закаталах

Доного Мухамед Гоцинский

Доного Мухамед Гоцинский

Но давайте разберемся, откуда у него появились эти земли, тысячи голов овец? Как разбогатела семья Гоцинских? Все привыкли воспринимать Нажмутдина Гоцинского как религиозного деятеля и потому автоматически предполагают, что и отец его был богобоязненным алимом. Но это можно подвергнуть сомнению. Обратимся к личности его загадочного отца. Им был царский офицер Доного Мухамед Гоцинский. В 1863 году Доного Мухамед отличился в подавлении восстания в Закаталах. За эту услугу царизму он был произведён в подпоручики и получил пожизненную пенсию. В 1875 году он дослужился до высокого чина штабс-ротмистра, тем самым получив титул дворянина Российской империи с правом передачи титула по наследству. В июле-августе 1877 года Доного Гоцинский принял активнейшее участие в подавлении восстания в Дагестане и Чечне. Он участвовал в штурме Цудахара.

Доного Мухамед также был среди командиров войск, осаждавших Согратль, где оборонялись повстанцы во главе с Хаджимухамедом сыном Абдурахмана Сугури. Вместе с ним Согратль осаждали другие царские офицеры Дибир Хунзахский, Мамалав Чохский и Парзулав Чиркеевский. Историк Расул Магомедов в своей книге о восстании 1877 года приводит ещё одно имя прислужника царизма – Магомеда Айтберова. Люди из отряда Доного Мухаммеда, в частности, атаковали отряд чеченца Ума-Хаджи, который объединился с восставшими против царя согратлинцами.

Приумножение харамного капитала

После подавления восстания 1877 года офицерам из числа горцев раздавали конфискованный у повстанцев скот, одаривали казёнными землями.

Итак богатства Доного Мухаммеда были накоплены на борьбе с мусульманами, благодаря услугам колонизаторам и царю. Является ли такое богатство – халалом? Известно, что Доного Гоцинский купил земли на равнине у Мамалава Чохского. Проводник царской политики, каратель Мамалав, также подавлявший восстание 1877 года с 1845 года находился на царской службе и получил от своих современников характеристику «наиболее злостный лицемер и настоящий враг мусульман» (Айтберов, Дадаев, Омаров Восстание 1877 года. Махачкала, 2001). А ведь сейчас появились и такие авторы, которые называют детей Мамалава законными хозяевам земли города Каспийск, забывая какими средствами, разбогател их предок, на какие деньги они приобретали земли. Ещё неизвестно у кого купил эти земли вышеназванный Мамалав. Вполне вероятно, что у другого царского офицера чанки Джамалутдина Далгат-оглы, племяника шамхала, захватывавшего земли Атлыбоюнского джамаата обманом и насилием. 

Наш Пророк (а.с.) осуждал присвоение имущества даже иноверцев, что же говорить о присвоении имущества мусульман?!

Но предположим на 5-6 минут, что именно те деньги, на которые приобрёл в пользование эти пастбища Доного Мухамед были не харамными, не из конфискованного у согратлинцев или цудахарцев имущества, не из жалования царя за притеснения мусульман, а невесть откуда (наследство от какой-нибудь богатой тётушки, например) упавшими в его руки, и что Гоцинский владел ими по закону, то кто сегодня имел бы на них право? 

Наследник земли

Поговорим о наследниках Нажмутдина Гоцинского. Его сын был расстрелян большевиками в 1921 году. Его первая и третья дочери были замужем за сиухскими, то есть этнически каратинскими чанками Чопановыми (каратинцы — это не аварцы, а отдельный этнос). И эти две дочери и зятья Гоцинского были казнены сталинистами. Потомков у них не осталось. Средняя дочь в первом браке вышла замуж за кумыка Патахали из рода Алыпкачевых. Вторым браком она вышла за каранайца. Ни от одного брака у неё детей не было. Четвёртая дочь Гоцинского также детей не имела. Таким образом, никого из прямых потомков Гоцинского не осталось. Обратимся к потомкам его брата и сестёр. Брат Нажмутдина Абдулатип большую часть жизни прожил в селе матери — Нижний Дженгутай среди кумыков, очень любил этот джамаат и был сам им очень любим. У него было две дочери. Их потомки по мужской линии кумыки из Дженгутая и Казанища. 

Сестра Нажмутдина Умукусум вышла замуж за таркинского князя кумыка Адильсултана Тарковского. Их сын Биякай Тарковский был расстрелян в 1938 году. Другая его сестра Баху вышла замуж за дженгутайского чанку Алибека Алыпкачева, тоже кумыка. Большинство законных наследников Гоцинского – кумыки. Это они имеют право претендовать на земли покойного имама, причём не только на равнине, но и в горах. А если учесть, что многие мнят себя «наследниками» Нажмутдина Гоцинского лишь на том основании, что хоть он им и не родня, но соплеменник, однако забывают тот немаловажный момент, что его мать была кумычка Хайбат Раджаб-къызы из Нижнего Дженгутая. Учитывая это обстоятельство, выходит, что и по такому принципу кумыки в любом случае имеют право претендовать как минимум на половину из тех 4 тысяч десятин пастбищ на равнине и половину его земель в горах. Если дойдёт до разбирательства кому, сколько и какие земли в Дагестане принадлежали до революции, то лженаследникам Гоцинского такое выяснение истины точно не принесёт ничего кроме разочарования. 

Мурад Ибрагимов

Related posts:

comments powered by HyperComments